Последние комментарии

  • Наташа Ширинская15 декабря, 21:45
    В отличие от той же россии СССР большими буквами не в курсе...???Украинская журналистка просит политического убежища: "Убьют или посадят"
  • Sergey Adamenko15 декабря, 21:32
    Хватит политкорректничать...    ВСУ сунется - Россия должна помочь Донбассу..   Терять уже нечего.Аналитик нашел обоснование для ввода войск РФ в Донбасс в случае агрессии ВСУ
  • Наталия Чамкина15 декабря, 21:08
    Врач имеет дело со здоровьем людей. Это не железо, не нефть и не газ. Запчастей, к сожалению, пока нет. И порой счёт ...Справедливая зарплата врача в России должна начинаться от 180 000 руб.?

Как дипломаты-агенты попадают в громкие скандалы

В марте этого года пойманы с поличным при попытке шпионажа английские дипломаты – военно-воздушный атташе посольства Великобритании в Москве Скотт и помощник военно-морского атташе Коатален-Ходжсон. Вышлют ли их из России?

С этим вопросом обозреватель «АН» обратился к ветерану российских спецслужб, полковнику в отставке Яну Казимировичу БАРАНОВСКОМУ.

Атташе Скотт поступил по-скотски?

Наш разговор начался с обсуждения давнего афоризма, приписываемого Александру Васильевичу Суворову: «Англичанка по-прежнему гадит».

– Не зарвались ли английские шпионы? – напрямую спросил обозреватель «АН» своего собеседника. – Бригадный генерал Карл Скотт уже во второй раз задерживается за незаконное посещение закрытых для иностранцев районов Северного Кавказа, и всё ему сходит с рук. Почему?

Ян Казимирович усмехнулся:

Военный атташе – это почётный, легальный шпион. Он обладает дипломатической неприкосновенностью. Поэтому британские дипломаты без опаски в окрестностях аэродрома Моздок вели скрытую фото- и видеосъёмку с использованием специальных технических средств. После задержания они отказались предъявить отснятый материал, сославшись на дипломатический иммунитет.

– И наша контрразведка только развела руками? – с ехидцей спросил журналист.

Полковник Барановский дипломатично заметил:

– Насколько мне известно, российский МИД вынес официальные представления посольствам Великобритании и США о нарушениях со стороны британских военных дипломатов и гражданина США, которые этой весной пытались собрать информацию о Воздушно-космических силах (ВКС) России.

– Почему не применили 9-ю статью Венской конвенции? – обозреватель «АН» попытался показать, что он тщательно готовился к беседе и процитировал: – «Принимающее государство может в любое время и без необходимости объяснения причины объявить любого члена дипломатического корпуса персоной нон грата (транслитерация латинской фразы persona non grata. Обычно лицо, объявленное персоной нон грата, должно покинуть страну, в противном случае государство «может отказаться признавать это лицо членом дипломатической миссии»).

– Кому нужен громкий дипломатический скандал? – вопросом на вопрос ответил Ян Казимирович. – Ведь тогда персоной нон грата – лицом нежелательным – могут объявить нашего военного дипломата в Лондоне.

– Но ведь Скотт явно поступает не по-джентльменски, – настаивал на своём обозреватель «АН». – Известно, что ещё в сентябре 2012 года этот бригадный генерал вместе с техническим сотрудником военного атташата посольства Великобритании задерживался в Алагирском районе Северной Осетии. Тогда ему тоже в вину ставили незаконное проникновение на территорию с регламентированным порядком посещения для иностранных граждан. Так сколько лет ему ещё позволять плевать на наши законы? Народ требует: выслать немедленно!

Старый разведчик снисходительно улыбнулся:

– Обычно дипломатам, заподозренным в шпионаже и объявленным персонами нон грата, обычно даётся не менее 48 часов на сборы. Я не сторонник крайних мер. По поводу высылок Путин как-то сказал: «Вышлем дураков – взамен пришлют умных». А за провал в Моздоке Скотту и Коатален-Ходжсону и так попадёт от своего начальства.

Рутинная работа 

Полковник Барановский включил запись любимого нами Владимира Высоцкого:

– Опасаясь контрразведки,

      избегая жизни светской,

Под английским псевдонимом

      «мистер Джон Ланкастер Пек»,

Вечно в кожаных перчатках –

      чтоб не делать отпечатков –

Жил в гостинице «Советской»

      несоветский человек.

Джон Ланкастер в одиночку,

      преимущественно ночью,

Щёлкал носом – в нём был спрятан

      инфракрасный объектив,

А потом в нормальном свете

      представало в чёрном цвете

То, что ценим мы и любим,

      чем гордится коллектив.

– Как и Владимир Семёнович Высоцкий, я к такому шпионажу тоже отношусь с определённой долей иронии, – заметил Ян Казимирович. – Не генеральское это дело – лазить с фотоаппаратом в окрестностях военного аэродрома.

– А может быть, бригадный генерал Скотт хотел показать своему молодому коллеге мастер-класс по работе в поле? – предположил журналист.

Барановский пожал плечами:

– Какие секретные сведения можно добыть таким способом? Ведь они понимали, что находятся под колпаком у контрразведки. Значит, о контактах с целью вербовки не могло быть и речи. Пересчитывать перебрасываемые из Сирии наши самолёты – глупо. Из космоса видно всё. Я считаю, эта поездка была для галочки. Показать лондонскому начальству, что не зря в Москве штаны просиживают. Вот что об этом заявляют в посольстве Великобритании в Москве.

«Военные атташе на рутинной основе путешествуют по странам пребывания во время исполнения своих дипломатических обязанностей. То же самое касается и России. Военные атташе британского посольства в Москве проходили все соответствующие проверки, запрашиваемые российскими властями», – отметили в пресс-службе посольства.

– По сути дела англичане признали, что шпионаж для военных атташе – всего лишь рутинная работа, – заметил обозреватель «АН». – Тогда почему же они катят бочку на наших дипломатов?

– Вы имеете в виду данные, опубликованные в ежегодном докладе Шведской службы государственной безопасности (СЭПО), представленном 17 марта 2016 года? – спросил Ян Казимирович.

Я утвердительно кивнул и зачитал несколько цитат:

«Более десятка российских дипломатов, аккредитованных в Швеции, оказались шпионами. Они участвуют в психологической войне, которую Москва ведёт со Стокгольмом, пытаясь «разрушать демократию» и манипулировать шведской общественностью».

«У России есть шпионы, которые были зарегистрированы в МИД Швеции в качестве дипломатов, а на самом деле являлись офицерами разведки. Как правило, они работают на Главное разведывательное управление (ГРУ) или его гражданский эквивалент – Службу внешней разведки РФ (СВР)», – сообщает шведская газета DagensNyheter.

По оценке подразделения Главного полицейского управления Швеции, занимающегося предотвращением преступлений против государственной безопасности, шпионами являются около трети российских дипломатов. В настоящее время Россия имеет 37 аккредитованных в Швеции дипломатов, таким образом, шпионами являются порядка 12. Некоторые из них были вынуждены покинуть страну, поскольку их деятельность противоречила Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года.

Мнение эксперта 

Глава экспертного Совета по обороне Государственной думы РФ Борис Усвяцов считает: «Второе задержание Скотта говорит о системном нарушении: он заведомо знал, на что идёт. Понятно, что англичане прибыли туда не совсем легитимно. У нас есть перечень тех объектов, которые можно фотографировать только с разрешения компетентных органов. Нарушен международный принцип перемещения по территории страны и нахождения в зоне, которая относится к нашим военным и государственным интересам. Никакой политики тут нет – обычное задержание людей, умышленно нарушивших закон».

Не пойман – не шпион

Впрочем, высылки дипломатов, заподозренных в шпионской деятельности, довольно редки. Так, сотрудница посольства Канады Маргарита Атанасова была выслана из РФ в 14-дневный срок в ответ на высылку из Оттавы помощника российского военного атташе. Также сотрудница политического отдела посольства ФРГ по запросу российской стороны была отозвана в Германию, после того как из Берлина «без привлечения излишнего внимания», но после длительного наблюдения со стороны немецких спецслужб был выслан сотрудник российского посольства. При попытке вербовки сотрудника одной из российских спецслужб был задержан кадровый сотрудник ЦРУ Райан Фогл,работавший под прикрытием на должности третьего секретаря политического отдела посольства США в Москве. Тогда же впервые в прессу попала фамилия главы резидентуры ЦРУ в Москве – Стивена Холла.

– Говорят, что любое иностранное посольство – это шпионское гнездо, – решил подлить масла в огонь разговора обозреватель «АН». – Перебежчик Резун-Суворов утверждал, что шпионами были 60% советских дипломатов. Якобы в наших посольствах работали три группы: 40% – «чистые» дипломаты, 40% – политическая разведка КГБ, 20% – военная разведка ГРУ. Мол, военный атташе – всегда официальный разведчик. Советник посла, консул – резиденты КГБ. А сейчас сохранились такие пропорции?

Ян Казимирович ответил:

– Никогда никакой пропорции не было. Всё зависело от конкретной обстановки и страны пребывания. А мифы, что все дипломаты – это шпионы, выгодны только местной контрразведке. Так они выбивают себе больший бюджет.

В конце беседы журналист открыл принесённые с собой воспоминания Резуна-Суворова и зачитал небольшой отрывок: «Приезжаю я в Женеву. В 1970-х – центр международного шпионажа. Сразу же мне дают машину. Мне без неё нельзя, это рабочий инструмент. А «чистым» дипломатам, даже если они сынки партийных бонз, машину не дают – нужно же экономить. И вот заканчивается рабочий день, и «чистые» ребятки в пять часов отправляются играть в теннис или просто домой пиво пить. Я же сел в машину и поехал по своим делам. А возвращаюсь домой в два-три часа ночи. Ещё «чистые» очень осторожно относятся к валюте. А в моём распоряжении ещё и оперативный бюджет, который я трачу направо и налево. Местная контрразведка смотрит: ага, того угощаю в ресторане, этого, широко завожу знакомства. Так что вычислить разведчика довольно легко. Это меня беспокоило, говорю своему резиденту: «Как же так, если я по ресторанам пойду, то меня их контрразведка за два дня вычислит». Он мне отвечает: «Дуралей ты, Витя, ничему вас в Академии ГРУ не учат. Смотри, вот идёт мафиози, его легко распознать: татуировки, уголовный жаргон, пальцы веером. Все понимают, что это бандит. Но посадить его нельзя, пока не поймали на преступлении. То же самое с тобой. Они знают, что ты шпион, но нет чётких данных о твоей незаконной деятельности». Так что, если разведчик работает хорошо, прячет свои связи, контрразведка не может схватить его за задницу. А чтобы выслать половину посольства, нужен очень серьёзный повод с конкретными доказательствами».

– Резун был плохим разведчиком, поэтому и перебежал, – всё ещё хмурясь, сказал Барановский. – Но с нынешним писателем-фантастом Суворовым кое в чём можно согласиться. Действительно, разведчик под дипломатической «крышей» чаще всего действует под контролем местной контрразведки. Поэтому скандалы, связанные с их провалами, крайне редки. Чаще всего контрразведка их не афиширует в прессе, и всё обходится тихо-мирно. Ведь принцип взаимности в разведке никто не отменял.

Источник ➝