Лучше гор может быть лишь Чогори!

Рискнула перефразировать чеканную строку Высоцкого, потому что в стенах Дома журналиста вечером 26 октября много раз прозвучало это название. Чогори, она же Дапсанг, она же К-2 – варианты имени относящейся к горной системе Каракорум, второй после Эвереста вершины мира. Второй по высоте – 8 611 м, но первой по жёсткости зимней погоды (температура до -60 по Цельсию, скорость ветра до 120 м/сек.

Это ураган!).

Именно о восхождении на Чогори в самое суровое время года рассказывали собравшимся «коллегам» по спорту и журналистам гости Красноярска, замахнувшиеся на амбициозный проект «Зимний Снежный Барс». Идея давно маячила в мечтах Сергея Селивёрстова из Бишкека, Романа Абилдаева из Новосибирска и Алексея Усатых из Барнаула, но нынче они преисполнились решимости осуществить её, потому что...

В 1980 году польские альпинисты открыли эру покорения восьмитысячников Земли зимой, и это стало буквально национальной идеей Польши. Из 14-ти вершин, возвышающихся над уровнем моря на 8 с лишним тысяч метров, поляки поднялись на 13. И только попытка взойти на Чогори в январе 2018-го не увенчалась успехом... В это самое время советская команда (теперь её называют международной, но входят-то в неё спортсмены постсоветского пространства!) в порядке тренировки поднималась на пик Корженевской (7 105 м). У большинства наших парней в активе были восхождения 2016-2017 годов на остальные семитысячники – пики Ленина, Хан-Тенгри, Победы, Коммунизма (таджики переименовали его в пик Исмоила Сомони, коль уж призрак коммунизма окончательно растаял), и у многих – восхождения на гималайские вершины (без кислорода!).

Вот состав команды, которой в декабре-2018 в Пакистане предстоит совершить восхождение на Чогори. Все они Снежные Барсы, все мастера спорта, все асы:

Василий Пивцов (Казахстан) – капитан, покоритель 14-ти восьмитысячников. К-2 для него – «домашняя» гора!

Артём Браун (Гжель, Россия)

Виталий Акимов (Кыргызстан)

Михаил Даничкин (Кыргызстан)

Ильдар Габбасов (Казахстан)

Евгений Глазунов (Иркутск)

Дмитрий Муравьёв (Казахстан)

Павел Воробьёв (Кыргызстан)

Турсунали Аубакиров (Казахстан)

Сергей Селивёрстов – капитан восхождений на тренировочные семитысячники, обладатель премии «Хрустальный пик», чемпион мира. В этот вечер он время от времени передавал эстафету рассказчика товарищам, и они по очереди комментировали снятый в горах фильм...

...«Вертикальный беспредел-2»

«Пусть душу съедает грусть

в дни памятной скорби. Пусть!

Но светит удачи свет

сквозь призму нелёгких лет»...

Эта песня сопровождала рефреном экранные кадры движения вверх. Да, в той жизни случались и грусть, и скорбь. Недаром перед восхожденьем альпинистам желают: «Впереди гора. Сходите, ребята. Главное, чтоб гора впустила и выпустила». По счастью, в привезённом в Красноярск кино все были живы, не теряли чувства юмора и на вопрос, не рвал ли ветер палатки, звучал бодрый ответ: «Что ветер! На Хан-Тенгри мы одну спалили («Чтобы не тащить?» – съехидничал кто-то) – Подштопали простынками, порядок». Повезло им с заброшенным советским альплагерем: законопатили щели, включили газовый баллон, жара плюс 10 – кайф! Обнаруженная пещера тоже оказалась славным отелем... От обморожений спасала специальная мазь (хотя всё-таки не всегда спасала). Зимой в горах меньше обвалов, зато травяной луг превращается в лавиноопасное поле. Однажды лавина сошла там, где они только что поднимались. И экран голосом Сергея констатировал: «Как мы вовремя ушли из-под стены!» Понятно, что кадры с ликующими ребятами на вершине, со счастливым возвращением на базу вызывали бурные аплодисменты зала, и передавалась ему радость комментария «Первый раз за неделю солнце!» Ну да, после той позёмки, когда мело так, что ничего не было видно, а вой ветра больно бил по ушам, когда пришлось несолоно хлебавши отступить от пика Душанбе, потому что в обещанном погодном окне со скоростью ветра 10 м/сек она оказалась в 10 раз больше...

И всё-таки жизнь удалась! Ибо тактика – по основным и запасным маршрутам, по аварийным путям отхода, по снаряжению тщательно продумывалась «на берегу» за несколько месяцев до восхожденья. «Распутывали» ледопады, изучали фотографии прежних экспедиций. И уже на местах решался вопрос – идти или возвращаться – в соответствии с погодой и здоровьем участников похода. «Это не шахматы – тут думать надо! Не так мы круты», – сказал Сергей. Зрители дружно улыбнулись: крутизна альпинистов очень коррелировала с крутизной гор...

За вопросом «Есть ли в зале строители?» последовало объяснение, что лёд по своим физическим свойствам сродни бетону. В зонах растяжения получаются трещины глубиной до... 700 метров! Вспомнилась бодрая песенка: «Если ты на леднике в одну из трещин провалился – суету не поднимай: через несколько минут или лет тебя найдут... Никогда и нигде не унывай!»

 

Да здравствуют смартфоны!

Не было бы никакого фильма, если бы не это гениальное изобретение. Рация, фото- и киноаппараты намертво замерзали при суперминусовой температуре. А смартфончики уютно пригревались на груди и потом честно фиксировали хронику восхождений и спусков. Озвучивая и горечь («Ох, вон туда нам ещё лезть!» или «Как меня всё затрахало!»), и приколы («Лёха, падай, я снимаю» и «Не подходи ближе, я тебя боюсь. Чо у тебя с лицом?»). Оператор ещё по-другому шалил: поворачивал аппарат так, что угол наклона горы оказывался вертикалью, иногда даже «отрицаловкой», или наоборот – крутой подъём ложился горизонтально, и тогда копошащийся на склоне человечек выглядел очень потешно.

Вот такие они – люди, не мыслящие жизни без «адреналинового» состояния, способные перешагнуть свой предел, одержимые в лучшем смысле этого слова. Благодаря им границы возможного продолжают отодвигаться дальше и дальше. И замечательно, что есть у нас щедрые натуры, споспешествующие, как писали в 19 веке, героизму таких людей.

Восхождения на высочайшие вершины – очень дорогое удовольствие. Чего стоит одна только аренда вертолёта, без которого немыслимо забросить в базовые лагеря снаряжение, баллоны с кислородом, продукты. А палатки, спальники, комбинезоны, носки, рюкзаки, ботинки... А визы, билеты на самолёт и прочий транспорт... А... Для восхождения на К-2 каждый участник «стоит» 10 тысяч долларов.

Вот почему гости искренне благодарили за финансовую помощь предпринимателей Игоря Александрова и Александра Пешкина, уважаемых альпинистов. Оба спонсора получили в награду великолепные картины. А по окончании протокольной части началось тесное общение таких простых, ничем вроде бы не отличающихся от нас героев с красноярцами, до отказа заполнившими конференц-зал Дома журналиста. Вопросы, ответы...

– Наши вершины сложные?

– Самый строптивый нрав у пика Победы. Восхождение на него стоит всех четырёх оставшихся семитысячников.

– Сколько весят ваши рюкзаки?

– Килограммов 25.

– Вас поддерживают с земли?

– Неравнодушные люди шлют нам прогнозы погоды.

– Когда вы выходите на маршрут и когда останавливаетесь?

– Идём весь световой день – 8, 9 часов. Зимние экспедиции тем хороши, что спишь как сурок – 9-10 часов!

Друзья, давайте будем изо всех сил болеть за нашу команду!

 

 

Лучше гор может быть лишь Чогори! Лучше гор может быть лишь Чогори! Лучше гор может быть лишь Чогори! Лучше гор может быть лишь Чогори! 
Источник ➝