Юля Началова рвётся в бой

Пожалуй, она одна из тех редких представителей нашего шоу-бизнеса, чья деловая репутация строилась не на скандалах, а на труде и профессионализме. И это при том, что были в её жизни и яркие реалити-шоу, и разводы с не менее известными мужчинами, и весьма жёсткие музыкальные конкурсы. Говорят, что за откровения о личной жизни и разводе с Евгением Алдониным ей предлагали два миллиона рублей.

Но она отказалась и… сбежала от любопытствующих. Почему певица скрывает правду о личной жизни и как избавляется от конкурентов в профессии, она откровенно рассказала музыкальному критику «Аргументов недели» Алексии Мелевской.

- Юлия, в последнее время вы вновь стали украшать собой эфиры российских музыкальных шоу…

– Я делаю это очень выборочно. Участвую только там, где есть музыкальная основа. Принципиально не хожу на ток-шоу, в которых мусолят какие-то сплетни. Не хочу тратить время на шелуху. В свободное время занимаюсь семьёй, в рабочее – творчеством. У меня в этом плане очень хорошая закалка. Мне с детства привили дисциплину. А моя работа в Америке в их шоу-индустрии научила правильно распределять приоритеты. Сейчас я занимаюсь своим новым русскоязычным альбомом. Планирую его презентовать в ближайшее время. Для меня он очень важен, поскольку в нём я выступила не только как певица, но ещё и как автор слов, музыки, саунд-продюсер. Для меня это новый опыт, поэтому очень волнуюсь и жду на него рецензий.

– А чем закончилось ваше покорение американского шоу-бизнеса? Насколько мне известно, вас там продюсировал двукратный обладатель премии «Грэмми» композитор Уолтер Афанасьефф.

– Это действительно так. Итогом нашей работы с Уолтером стал выпуск моего англоязычного альбома «Дикая бабочка». Его издала одна из крупнейших американских компаний, и сейчас он достаточно успешно продаётся. Музыкальный материал для него мы подбирали очень кропотливо. Я записывалась в легендарных студиях, мне аккомпанировал оркестр, который каждый год играет на «Оскаре». Было много удивительных встреч с культовыми людьми из музыкальной сферы. В общем, это был яркий опыт. Единственное, что мне сейчас там мешает в работе, – политическая обстановка. Я очень восприимчивый человек. Достаточно болезненно отношусь к несправедливому отношению к России. Несмотря на то что я космополит, не хочу скрывать свою принадлежность к моей стране. Тем более позиционировать себя как «нероссийская певица» и брать американский псевдоним, как это делают некоторые наши артисты.

– Но даже такие «условности» не помогают российским артистам добиться успеха в мировом шоу-бизнесе. Как думаете, это связано только с национальной принадлежностью?

– Возможно, это один из факторов. Но не самый главный. Для успешной карьеры нужны крутой продюсер и музыкальный материал, интересный имидж, терпение и много ещё чего. Но самое важное – благосклонность фортуны. Везение может открыть или закрыть очень много важных дверей в этой жизни.

– Говорят, что в карьере в мировой шоу-индустрии вам помог ваш экс-супруг футболист Евгений Алдонин…

– Женя действительно мне помог при создании американского альбома. В материальном плане в том числе. Он дал мне возможность не думать о бытовых вещах и заниматься только творчеством, и я им фанатично занималась. У американцев совершенно иной менталитет, чем у русских. Для них важен только бизнес. Я практически жила на студии. Проводила там по 12 часов, а по вечерам оставалась одна. Честно говоря, было очень тоскливо.

– В это время в вашей жизни и появился ваш сегодняшний возлюбленный – хоккеист Александр Фролов?

– С Сашей мы познакомились в компании общих друзей. Изначально он на меня произвёл не самое лучшее впечатление. Показался очень шумным. Через год мы случайно встретились в кафе, в которое захаживают и русские, и американцы, и все мировые звёзды, которые приезжают в Лос-Анджелес. Начали общаться. Что же касается моей семейной жизни, то там всё складывалось так, что мы с моим бывшим мужем были очень близки к разводу. У каждого из нас уже была своя жизнь. Поэтому развод стал лишь формальностью.

– Говорят, что за подробности вашего развода пресса предлагала очень внушительную сумму, но вы отказалась. Есть «пикантные подробности», которые вы должны скрывать из-за брачного контракта?

– Женя – отец моей дочери, а значит, для меня он родной человек. Поэтому я старалась быть в этом вопросе очень дипломатичной. Отношения… особенно в такой фазе, – очень хрупкая штука. И мне не хотелось причинить боль ни ему, ни нашей дочери....

Источник ➝